Основатель CardioQVARK о своем проекте и не только

qardio1Основатель российской компании-производителя чехлов для iPhone со встроенным кардиографом CardioQVARK Александр Ежков рассказал о создании проекта, клинических испытаниях и получении сертификации Apple. Чехол стоимостью 8,5 тысяч рублей позволяет пользователю самостоятельно снимать кардиограмму, приложив пальцы к специальным датчикам.

О создании проекта

Недавно мне исполнилось 60 лет. Когда мы были тридцатилетними, спорили, в какой поехать клуб. Сорокалетние — думали, в каком ресторане поужинать. А после 50 лет началось: «Слушай, я был у врача, клизму ставил». Логично, что я решил сделать такой прибор. С ним я понимаю, стоит ли идти утром в спортзал или кататься на лыжах. Сейчас пытаемся выводить продукт на рынок: готовим производство и проводим клинические испытания.
Стив Джобс положил каждому в карман мощный компьютер: банк — в кармане, шопинг — в кармане, можно заказать пиццу и такси, посмотреть прогноз погоды и пообщаться с друзьями. Десять лет назад такие технологии казались недостижимыми. А здоровье — это некая чёрная дыра, которую эти технологии обходят стороной: если вы вдруг плохо себя почувствовали, судорожно начинаете искать градусник, звонить врачу, куда-то бежать. Доступные сегодня технологии легли в основу CardioQVARK.

Сердечно-сосудистые заболевания — одна из главных причин смертности, по статистике Всемирной организации здравоохранения. В мире насчитывается 250 млн человек, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, 17,5 млн в год — умирают от них. Во многих случаях врачи не углубляются в причины и указывают как причину смерти общую сердечную недостаточность.

О целевой аудитории

Когда вам приспичит, вы купите себе iPhone — когда сходите пару раз в больницу, оставите там 50-60 тысяч рублей, а врачи ещё и не скажут, что с вами. Вы выйдете из больницы, купите правильный телефон и примочку к нему. Эти затраты мизерны по сравнению с профессиональными услугами.

Прибор тестировали на сотрудниках — там сплошная молодёжь, 30-летние программисты, математики. У каждого четвёртого есть проблемы с сердцем, и ребята сами это видят. Один математик, ему 35, проходил обследование и обнаружил не очень опасную проблему с сердцем. В его возрасте это дело можно поправить витаминами и коррекцией образа жизни. Иначе, когда ему будет 40, он придёт к врачу, и его спросят, где он был пять лет назад.cardio2

Сейчас есть тестовая партия из 100 приборов, с ними работают врачи; снято уже более 10 тысяч кардиограмм. Могу сказать, что 50 испытуемым прибор спас жизнь — это, в основном, люди в возрасте. Как это устроено: люди ходят с устройством, а врач ведёт постоянные наблюдения. Данные с прибора уходят в «облако», доктор получает push-уведомления.

Был случай с человеком из Владивостока, лечащий врач которого работает в Москве. Пациент приехал в Москву купить прибор и уехал обратно, избавив себя от необходимости регулярно летать через всю страну. В числе пользователей есть уважаемая дама в возрасте, которую знает вся Россия и пол-Европы: за её самочувствием следят два врача — из Москвы и Швейцарии. После месяца наблюдений они начали подбирать ей лечение.

О проектировании и производстве

Я обошёл всех специалистов в России и нашёл потрясающих. Разработки мы заказываем московской компании, которая проектирует электронные устройства, в том числе, для военных. Этот подрядчик делает всю электронику. Сотрудничаем с профессором СПбГТУ «ЛЭТИ» Александром Николаевичем Калиниченко — его докторская диссертация была посвящена автоматизации обработки кардиосигналов. Он разработал для прибора алгоритмы и совершенствует их уже два года.cardio3

Программное обеспечение делает компания из Пензы. Дизайн продукта создали в студии OPEN! Design & Concepts. Производство пытаемся организовать в Калининграде. Люди, которые изготавливали первые приборы, владеют небольшим производством: могут сделать, скажем, тысячу штук.

Это проблема российского серийного производства: тысяча штук — не вопрос. Когда говоришь о миллионе, завод тянет руку, она трясётся, и ты понимаешь, что они не смогут это сделать никогда. Вернее, 10 штук будут хорошими, а остальное — страшный брак.
Идея такова, чтобы в производстве были задействованы российская наука и инженерия. Так захотелось попробовать, по крайней мере. Комплектующие, элементная база, понятно, импортные. Сейчас стоит задача минимизировать цену прибора.

На нас вышла компания Analog Devices и предложила особые микросхемы для обработки кардиосигнала. Они понимают, как мы работаем: предложили, условно говоря, одну микросхему за доллар вместо двух за 10. Думаю, через год удастся снизить цену прибора примерно вдвое (сейчас CardioQVARK стоит 8,5 тысяч рублей и продаётся в модификации для iPhone 5/5s).

О взаимодействии с врачами

С несколькими клиниками мы заключили договоры о добровольных клинических испытаниях. В России среди врачей есть люди, которым безумно интересна наука. Нам повезло: мы работаем с молодыми и амбициозными врачами, они все в гаджетах, и им интересно что-то сделать в жизни. Они сами предлагают что-то доработать или поменять, предлагают сложных пациентов для испытаний.
Пользователь кладёт в карман прибор, и доктору становится доступен постоянный мониторинг состояния человека. Из этой связки исключаются ненужные посредники: регистратура в поликлинике, само здание и так далее: врач имеет всё необходимое, чтобы отслеживать состояние пациента с минимумом затрат.

Думаю, врачи начнут набирать себе клиентуру. Нашёл 100 человек, заключил персональные договоры — и сиди-приглядывай. Так можно подбирать лекарства, назначать дополнительные обследования. Эффективность работы врача повысится, и в профессиональном сообществе это уже понимают. Мы думаем о создании полноценной технологической инфраструктуры, которую можно назвать «виртуальной больницей». Но это следующий шаг.

Кардиограмма несёт в себе много ценной информации, не только о работе сердца. В восточной медицине специалист может определить по пульсу человека 600 болезней. У CardioQVARK уже сформировалась достаточная база данных для того, чтобы на их основе можно было создавать алгоритмы распознавания образов.

О сертификации Apple

Это самый больной вопрос. Я давно занимаюсь всем и вся, и могу сказать, что даже российские бюрократы — неразумные дети по сравнению с бюрократической машиной компании Apple. Apple — это апофеоз качества. Они смотрят за проектом уже полтора года. С ними надо согласовывать все шаги. От программистов требуют безукоризненный код. У них свод требований к оформлению упаковки занимает чуть ли не 50 страниц. И благодаря этому получается качественная вещь, за что им большое спасибо.

Мы получали у Apple разрешение на разработку, на опытную партию, завод получал разрешение на производство. Сейчас предстоит получить документ о том, что устройство соответствует высоким стандартам компании.

Источник: VC.ru

Реклама