Рамочный закон о телемедицине: что и когда

internet-ekonomika_internet-ekonomika1Еще в октябре в интервью журналу «ИКС» сенатор Людмила Бокова, председатель Временной комиссии СФ по развитию информационного общества,  обосновывала рамочный характер проекта закона о телемедицине в том числе желанием побыстрее договориться  с регулятором, диалог с которым на эту тему был начат в середине лета.

«Во-первых, если мы предложим подробное регулирование, то процесс обсуждения и согласования проекта может затянуться еще лет на десять. Во-вторых, на данном этапе развития телемедицины это не нужно, так как нет еще благоприятной почвы для подробной регламентации отношений», – говорила тогда Бокова.

Однако согласование проекта рамочного закона все же затянулось, а консенсус так и не найден. Это еще раз продемонстрировала дискуссия на недавнем форуме «Интернет-экономика».

На то, что Россия сильно отстает в правовом поле информатизации здравоохранения в целом и в легализации телемедицины в особенности представители Совфеда, как, впрочем, и многие другие игроки информатизации здравоохранения,  указывали не раз. «На Западе уже обсуждают 3D-печать человеческих органов, внедрение чипов в органы. А мы все про телемедицину  «врач—пациент». Будем ли мы продолжать обсуждение, где поставить запятую, или наконец примем рамочный закон?» – этот вопрос Людмила Бокова адресовала Елене Бойко, директору департамента ИТ и связи Минздрава России, которая настаивала, что «документ по телемедицине требует значительной доработки». Целевую модель телемедицины она видит в легализации  и осуществлении следующих направлений: дистанционное консультирование «врач—врач»; передача информации по каналам связи «описанным порядком»; разработка Минздравом требований к услуге «второе мнение»; дистанционный персональный мониторинг состояния здоровья пациентов посредством носимых устройств.

«Телемедицина – тот кейс, с которым мы уже опоздали на 5—7 лет. Будем тянуть – отстанем лет на десять. Давайте определим дедлайн внесения закона в Госдуму!» – поддерживает сенатора Александр Шепилов, секретарь Временной комиссии по развитию ИО.

«Безапелляционные заявления об отставании на 5-10 лет – не более чем заявления. По сравнению со странами БРИКС мы не отстаем. ФГБУ Минздрава проводят совещания с коллегами из Германии, Израиля. Но это инцидентно, а надо системно. Чтоб это было для пациента как на автобусе проехать», – считает Бойко.

Тем не менее интерес к вопросу «подогрет» и самим Минздравом, и Советом Федерации настолько, что к проблемам законодательного поля и собственно развития телемедицины (ее часто методически ошибочно идентифицируют с информатизацией здравоохранения) подключаются представители разных сфер экономики.

Так, Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) подготовил предложения по идентефикации телемедицинских услуг в правовом поле, договор и согласие на медицинское вмешательство в электронной форме. «Медицинские услуги вне стен медучреждения  по закону могут быть оказаны только в условиях «Скорой помощи». Вопросы оказания телемедицинских услуг актуальны по направлению «врач—пациент», «средний медперсонал—пациент», – напоминает Искендер Нурбеков, заместитель директора ФРИИ по правовым вопросам и инициативам.

Институт развития интернета (ИРИ) включил главу «Телемедицина» в свои Предложения по формированию долгосрочной программы  развития российской части инфотелекоммуникационной сети «Интернет» и связанных с ней отраслей экономики. Здесь под телемедициной понимаются «процессы оказания дистанционной медпомощи с применением возможностей сети интернет пациенту врачом, а в случае невозможности общения с ним – соответствующей интеллектуальной или роботизированной системой». В дополнение к традиционным направлениям в понятие «телемедицина» включена возможность покупки лекарств в электронных аптеках, в т.ч. с применением электронных рецептов. ИРИ также предлагает разработать механизмы управления ресурсами в сети  интернет с целью поднятия рейтинга наиболее адекватных медресурсов в поисковых программах.

К перспективным направлениям дистанционной медицины Борис Пастухов из «Национальной медицинской компании» добавляет опыт США – так называемые киоски телемедицинской связи в аптечных сетях для консультирования покупателей. Такие услуги, по мнению Пастухова, были бы востребованы на селе, а киоски могли бы располагаться не только в аптеках, но и в почтовых отделениях.

Чтобы обойти юридические препоны, врачи, работающие с мобильными приложениями, использует вместо термина «медицинская консультация» понятие «совет врача». «70% обращений за такими советами – из регионов. Подобные формы работы могут быть актуальны и в неотложной помощи без выезда врача на дом. Кроме того, телемедицина снимает необходимость аренды оборудования и других затрат», – свидетельствует детский хирург Оганес Саруханян.

Юридическая легализация телемедицины – задачка более простая и локальная, чем создание системы интернет-здравоохранения (iHealth) и тем более перевод части деятельности оффлайн-отраслей  в Сеть. Здесь наиболее продвинутыми называют транспорт, торговлю, образование и здравоохранение, сколь бы мы ни судили-рядили о его электронных пробуксовках.

Сегодня 16% ВВП приходится на рынки, связанные с интернетом. С одной стороны, немало. С другой –  каков потенциал! В кризисный период, по данным ФРИИ, рынок интернет-проектов прибавляет 10% в год.

«Интернет будет отдельной самостоятельной отраслью. Без нас все отрасли не смогут пережить грядущую хай-тек-революцию», – обещает Герман Клименко, председатель совета ИРИ, создатель Liveinternet. Можно поспорить. Но именно в интернет-среде совсем недавно родился сервис заказа такси, который перевернул рынок.

Мы не успеем оглянуться, как будем обмениваться контактами врачей, принимающих не в традиционных клиниках, а в интернет-консультациях.

Источник: ИКС-Медиа

Реклама